АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

Аракчеев Алексей Андреевич
      (1769—1834), государственный и военный деятель, генерал от артиллерии (1807), граф (1799). В 1783—87 учился в Петербурге в Apтиллерийском и инженерном шляхетном корпусе, с 1792 служил при дворе великого князя Павла Петровича в Гатчине (инспектор гатчинской артиллерии и пехоты, губернатор Гатчины, активно насаждал прусские военные порядки). В 1796—98 комендант Петербурга (при А. город приобрёл вид военного лагеря: повсеместно установлены полосатые караульные будки и шлагбаумы), в 1799 и с 1803 инспектор артиллерии (провёл ряд преобразований, способствовавших усилению этого рода войск в преддверии Отечественной войны 1812), в 1808—10 военный министр, с 1810 председатель Департамента военного дел государственного совета.С 1815 фактически сосредоточил в своих руках руководство государственным советом, комитетом министров, собственной его императорского величества канцелярией, был единственным докладчиком императору Александру I по большинству ведомств. С 1817 главный начальник военных поселений (в Петербурге учредил военные поселения при Охтинских пороховых заводах). В глазах современников А. — олицетворение полицейского деспотизма и военщины («аракчеевщина»), что сделало его одиозной фигурой. После воцарения императора Николая I А. был отстранён от дел и жил вне Петербурга Дом А. В Петербурге — памятник архитектуры (см. Аракчеева дом).

Санкт-Петербург. Петроград. Ленинград: Энциклопедический справочник. — М.: Большая Российская Энциклопедия.1992.



Смотреть больше слов в «Санкт-Петербурге (энциклопедии)»

АРАКЧЕЕВА ДОМ →← АПТЕКИ

Смотреть что такое АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ в других словарях:

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

АРАКЧЕЕВ Алексей Андреевич [23.9(4.10).1769, имение Гарусово Вышневолоцкого у-да Новгородской губ. – 21.4(3.5).1834, с. Грузино Новгородской губ.], рус... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

граф. Родился 23 сентября 1769 года в имении своего отца, отставного военного и владельца 20 душ крестьян в Бежецком уезде, Тверской губернии. Отец А., человек мягкий и слабохарактерный, не входил в воспитание сына, и характер А. складывался под влиянием матери, Елизаветы Андреевны Витлицкой, женщины педантичной, сухой и жестокой. Обучившись у сельского дьячка грамоте и арифметике, А. был отдан в СПб. шляхетный артиллерийский и инженерный кадетский корпус, где у него оказались способности и вкус к математическим наукам. Успехи в ученье, наряду с примерной исполнительностью, обратили на А. внимание начальства и создали ему привилегированное положение среди товарищей. С 15-летнего возраста он помогал корпусным офицерам в обучении кадет фронту, следил за порядком и т. п. Товарищи не любили его за жестокое обращение. Еще не кончившему курс А. начальник корпуса П.И. Мелиссино писал (4 апреля 1787 года), что он *властен посещать классы или заниматься у себя* и сам может составить себе план наук. Тем же Мелиссино А. (офицер с 1787 года) был рекомендован графу Н.И. Салтыкову , который пригласил его преподавать артиллерию и фортификацию своим сыновьям; кроме того, А. преподавал арифметику и геометрию в корпусе. Когда наследник престола, Павел Петрович , обратился к Салтыкову с требованием дать ему расторопного артиллерийского офицера, Салтыков указал ему на А., отрекомендовав его с лучшей стороны. А. переходит в гатчинское войско и скоро завоевывает симпатии Павла Петровича беспрекословною исполнительностью и насаждением внешней дисциплины; рвение А. доходило до того, что у солдат оказывались иногда вырванными усы, откушенным ухо и т. п. А. был назначен комендантом Гатчины и исполнял обязанности начальника сухопутных войск наследника. С восшествием на престол Павла I (6 ноября 1796 года) А. переходит в Петербург; 7 ноября назначается петербургским комендантом, 8 - производится в генерал-майоры, 9 - в майоры Преображенского полка, 12 получает орден св. Анны 1-й степени, 13 ему поручается надзор за тактическим классом, учрежденным во дворце для штаб- и обер-офицеров. 5 апреля 1797 года ему пожаловано баронское достоинство. Император Павел подарил А. 2000 душ крестьян, предоставив ему выбрать губернию. Таким образом, ему досталось село Грузино, Новгородской губернии, ставшее впоследствии историческим памятником Аракчеевщины. 18 марта 1798 года А. был отставлен от службы с произведением в генерал-лейтенанты, вследствие беспорядков в роченсальмских артиллерийских ротах и дошедших до Павла жалоб на проявленную им жестокость. Скоро, однако, Павел вернул (22 декабря 1798 года) А. на службу, назначив его генерал-квартирмейстером; 4 января 1799 года А. был назначен командиром гвардии артиллерийского батальона и инспектором всей артиллерии; 5 мая пожалован графом Российской империи. Мелкий, но чрезвычайно характерный для А. факт повлек за собой вторичную его отставку. В арсенале случилась мелкая кража, когда караул там держал брат А.; А. доложил Павлу, что караул держал другой офицер, и весь гнев Павла грозил обрушиться на невинного. Обман открылся благодаря Кутайсову, и А. немедленно (1 октября 1799 года) был отставлен от службы, с воспрещением въезда в столицу. Цареубийство 11 марта 1801 года произошло, когда А. в Петербурге не было; рассказывают, что А., вызванный Павлом, не был допущен в город заговорщиками, имевшими основание бояться его появления там в этот день. Первые годы нового царствования (эпоха *Интимного Комитета*) А. проводил по-прежнему в отставке, но 26 апреля 1803 года император Александр собственноручной запиской вызвал его в Петербург, а 14 мая последовал приказ о назначении его опять инспектором всей артиллерии и командиром гвардии артиллерийского батальона. Симпатии Александра к А. сложились еще в пору гатчинских плац-парадов и оказались едва ли не единственными, которым Александр оставался верен до конца жизни. Опала А. в 1799 году вызвала всеобщее удовольствие среди офицеров; Александр же поспешил письменно выразить А. свое сочувствие. Возвращая А. на службу в Петербург, император приобретал человека лично, как он думал, ему - и только ему - преданного, готового исполнить все, что от него потребуют, не стесняясь средствами. Пристрастие А. к военной муштре как нельзя больше отвечало вкусам самого Александра и делало А. незаменимым. В 1805 году А. находился в свите государя под Аустерлицем, но попытка Александра предложить ему начальство над одною из колонн в сражении привела А. в большое волнение: он отказался от этой чести, ссылаясь на *раздражительность нервов*. С тех пор А. не появлялся в черте выстрелов, даже в императорской свите. Тем не менее, заграничные кампании 1805 - 6 годов послужили к возвышению А. Александр остался доволен одной только артиллерией: 14 декабря 1807 года предписано было *объявляемые А. Высочайшие повеления считать именными нашими указами*. 13 января 1808 года А. назначен военным министром. Он потребовал устранения от доклада по военным делам генерал-адъютанта графа Ливена, передачи военно-походной канцелярии в его распоряжение и подчинения главнокомандующих армиями его приказаниям. Тогда же он был назначен генерал-инспектором всей пехоты и кавалерии. Недовольный ходом войны со Швецией и медлительностью главнокомандующего армией Кнорринга , Александр послал (февраль 1809 год) в Финляндию А., предоставив ему *власть неограниченную во всей Финляндии*. Его пребывание там сопровождалось рядом военных успехов, и Александр прислал А. орден Андрея Первозванного, который он сам носил. А., имевший обыкновение записывать все замечательные для него события на листках, вклеенных в Евангелие, отметил на одном из них, что он *упросил государя взять орден обратно, что и было милостиво исполнено*. Компенсацией послужил рескрипт, предписывавший войскам *отдавать Аракчееву следующие ему почести и в местах высочайшего пребывания*. Во время управления А. министерством были изданы новые правила и положения по разным частям военной администрации, упрощена и сокращена переписка, учреждены запасные рекрутские депо и учебные батальоны; артиллерии была дана новая организация, приняты меры к повышению уровня специального образования офицеров, упорядочена материальная часть. По признанию военных историков, здесь А. удалось достигнуть положительных результатов, обнаружившихся в войнах 1812 - 1814 годов. В 1809 году, когда высокое положение А. и доверие к нему Александра I стояли вне всякого сомнения (А., например, один знал о подготовке Сперанским указа о чинах гражданских и не преминул своевременно выхлопотать для некоторых из своих приближенных заветные чины), А., обиженный тем, что проект преобразования государственного совета, составленный Сперанским, рассматривался императором без его ведома и был сообщен ему только почти накануне обнародования, поставил вопрос о своей отставке. Он написал Александру (24 декабря) язвительное письмо, в котором заявлял, что после прочтения этого проекта ему остается *только сообразить свои собственные познания с разумом сих мудрых постановлений* и уволиться от звания министра. Александр выразил ему письменно свое удивление, что человек, *столь часто твердивший ему о своей привязанности*, предпочитает *личное честолюбие, мнимо тронутое*, пользе Империи, и отложил вопрос об отставке до личного свидания. А. настоял на своем и, по предложению Александра, выбрал для себя председательство в военном департаменте государственного совета, говоря, что *лучше сам будет дядькой, нежели над собой иметь дядьку*. Назначение это состоялось 1 января 1810 года; конфликт разрешился благополучно для А., но он не мог простить Сперанскому предпочтения, выказанного ему Александром. Тогда же А. было дано право присутствовать в комитете министров и Сенате. 14 июня 1812 года, когда Александру, ввиду приближения Наполеона, пришлось поспешно покинуть Вильну, А. опять был призван к управлению военными делами; *с оного числа, - по словам А., - вся французская война шла через мои руки, все тайные повеления, донесения и собственноручные повеления государя*. В течение войны А. почти неотлучно находился при государе, который еще больше к нему привязался. С окончанием войны А. был уволен в отпуск *для поправления здоровья*. 6 августа 1814 года Александр вызвал А. из Грузина в Петербург. *Пора нам за дело приниматься, и я жду тебя с нетерпением*, писал он А. На первых порах А. было поручено принимать через особый комитет просьбы о вспомоществовании пострадавших в войнах генералов и офицеров (18 августа). Фактически круг ведения А. был очень широк: все дела государственного управления рассматривались и приготовлялись к докладу А. Бывало так, что Александр принимал с докладами одного только А., через которого восходили к государю представления всех министров и даже мнения государственного совета. Тяжелы были унижения, которым приходилось подвергаться всем имевшим до него дело. 24 декабря 1815 года государь, недовольный ходом дел в комитете министров, официально поручил А. доклад и надзор по этим делам. Решения государя по представлениям комитета, снабженным карандашными пометками А., были большей частью прямыми утвердительными ответами на эти пометы. В 1818 году (26 августа) в ведение А. перешла и канцелярия комитета, чем открывалась возможность прямого воздействия А. на самые комитетские постановления. В делопроизводстве ее А. ввел строгий порядок. Такое положение А. вызвало было (1818) протест в заседании комитета (правда, очень нерешительный) со стороны министра финансов графа Гурьева , но это ни к чему не привело. Наконец, с 15 мая 1824 года, когда архимандриту Фотию , при поддержке А., удалось свергнуть министра духовных дел князя А.Н. Голицына , доклады обер-прокурора по синодальным делам должны были восходить до государя через А., сыгравшего в этой истории роль *Георгия Победоносца*, по выражению архимандрита Фотия. Наряду с общим надзором за внутренним управлением, А. взялся за осуществление идеи военных поселений, которая еще с 1810 года занимала Александра. Статья генерала Сервана *Sur les forces frontieres des etats*, привлекшая тогда внимание государя, была переведена на русский язык специально для А., не знавшего языков - *истиннорусского неученого дворянина* (слова А.). По преданию, не поддающемуся проверке, А. отнесся несочувственно к этой идее и отказался от проведения ее в жизнь. Как бы то ни было, письмо Александра (28 июня 1810 года), в котором он поручал устройство военных поселений исключительно попечению А., привело А. в восторг, о чем он и поспешил известить государя. К широкому насаждению военных поселений было приступлено в 1815 году. Сообразуясь со словами Александра, что поселения *будут во что бы то ни стало, хотя бы пришлось уложить трупами дорогу от Петербурга до Чудова*, А. повел дело круто, не обращая внимания на ропот народа, жестоко подавляя открытые бунты поселенных. Внешняя сторона поселений была доведена до образцового порядка, цену которого прекрасно сознавал А.: обширная переписка его с Александром полна уверений, что учреждение такого-то поселения прошло *дал Бог, благополучно и мирно* - в очевидном предположении, что *поселенная* затея должна вызывать протесты со стороны ее жертв. Вся эта реформа (к концу царствования треть армии была *поселена*) была проведена помимо высших государственных установлений, единолично А., и настолько увлекла Александра, что А. не находил лучшего случая растрогать его, как извещать, например, о том, что день рождения Его Величества он праздновал смотром военного поселения и возносил молитвы о здравии автора столь благодетельной для народа мысли. Стало даже особым признаком благонадежности посетить место трудов графа; Сперанскому, например, пришлось писать брошюру о поселениях, любезно демонстрированных ему А. Кладя основание, таким путем, новой формы крепостного состояния, А. оказался, вместе с тем, автором проекта освобождения помещичьих крестьян, составленного им по поручению Александра в 1818 году, при оговорке, чтобы проект не заключал никаких стеснительных для помещиков мер, и чтобы эти меры не представляли ничего насильственного со стороны правительства. Проект А. предполагал выкуп крестьян и дворовых или по добровольным условиям, если бы помещики пожелали продать свои имения в полном составе, или на основании особых правил, если бы вместе с крестьянами продавалась часть земли. Помещик мог требовать покупки у него крестьян с наделом до 2 десятин на душу, причем оценка земли принадлежала местной дворянской комиссии. Для приобретения имений отпускалось бы 5 миллионов рублей ежегодно; за отсутствием же денег казначейство выпускало бы особые билеты, приносящие 5% доход. Интересы дворянства ограждались, по мнению А., тем, что оно получало наличный капитал для уплаты долгов и развития хозяйства на оставшихся свободных землях, которые будут отдаваться в аренду необеспеченным двухдесятинным наделом крестьянам по какой угодно цене. Проект этот остался не осуществленным, совпав с политическими смутами в южной Европе и с изменением настроения Александра. Между тем, в вотчине самого А. господствовали жестокие крепостные порядки. *Заботливость* А. о благосостоянии своих крестьян принимала своеобразные формы: все было определено письменными регламентами, нарушение коих строго каралось. Дома в деревне выстроены были по однообразному плану; во избежание грязи на улицах крестьянам запрещено держать свиней; издано положение о метелках для подметания улиц, о занавесках на кроватях, об окраске крыш, об обязанностях каждого члена крестьянской семьи и т. п. Был издан приказ, по которому *всякая баба должна ежегодно рожать, и лучше сына, чем дочь*; за дочь - штраф, за выкидыш - штраф, а если вовсе не родит - десять аршин холста. 1 января ежегодно А. представлялись списки неженатых и незамужних, и делались пометы, кого и на ком женить. За поведением крестьян установлено было тайное наблюдение. Строгая система телесных наказаний, созданная А., увенчивалась *нравственной* карой: наказанный должен был писать графу покаянное письмо, с обещанием исправиться. Тяжесть существования крестьян под рукою А. еще усугублялась царившей (с 1800 года) в Грузине любовницей А., Настасьей Минкиной. Годами копившееся против нее раздражение разрешилось 10 сентября 1825 года: ее убили дворовые. А. в бешенстве прискакал в Грузино и с неистовой жестокостью расправился с *виновными*. О впечатлении, произведенном на него этим происшествием, можно судить не только по отчаянным письмам, которые он писал в Таганрог Александру, но и по тому, что позволил себе такой формалист и *верный слуга* государя на другой день после убийства: он сам назначил себе заместителей по корпусу военных поселений (генерала Эйлерта) и по комитету министров (статс-секретаря Муравьева). По мнению современника, только исключительным расположением Александра можно объяснить, что эти *непозволительные* распоряжения прошли А. даром. Известный доносчик по делу о заговоре тайных обществ, Шервуд , пишет, что курьер, который должен был получить от него важные сведения для представления их А., опоздал в место свидания на несколько дней потому, что А. (это было 20 сентября) *был как помешанный*. До самой смерти Александра I (19 ноября 1825 года) А. не возвращался к делам, ссылаясь на *тяжкое расстройство здоровья*. Это не помешало ему 30 ноября, по принесении присяги императору Константину , донести последнему, что, *получа облегчение от болезни*, он *вступил в командование отдельным корпусом военных поселений*. Намерение вернуться к делам, заявленное А. с такой поспешностью в Варшаве, не осуществилось благодаря собственной же его бестактности в Петербурге, которая навсегда преградила ему дорогу в новое царствование. 12 декабря 1825 года великий князь Николай Павлович , готовый уже вступить на престол, писал Дибичу : *Третьего дня видел в первый раз графа А. Он мне упомянул об этом деле (о заговоре), не зная, на чем оно остановилось (Шервуд начал свои доносы через А.), и говоря про оное, потому что полагает его весьма важным. Я тогда же сообщил об этом Милорадовичу, который хотел видеться с А.; но как граф принял за правило никого у себя и нигде не видеть, даже и по службе, то и не пустил к себе Милорадовича, хотя он и велел сказать, что он от меня*. 20 декабря 1825 года последовало увольнение А. от заведования делами комитета министров. А. сохранил только звание члена государственного совета и отправился путешествовать за границу (издал там собрание писем к нему Александра I). По возвращении из-за границы жил в Грузине, где устроил себе обстановку, долженствовавшую напоминать ему его *благодетеля*: соорудил перед церковью бронзовый памятник Александра I, заказал за границей часы с его бюстом, с музыкой, которая играет раз в день, в 11 часов дня (время, когда Александр скончался), молитву *Со святыми упокой*. 21 апреля 1834 года А. скончался и был похоронен в церкви Грузина. В 1833 году он внес в государственный заемный банк 50 тысяч рублей ассигнациями с тем, чтобы эта сумма оставалась в банке 93 года неприкосновенною со всеми процентами: 3/4 из этого капитала предназначаются тому, кто напишет к 1925 году на русском языке лучшую историю царствования императора Александра I, остальная 1/4 капитала идет на издание этого труда, на вторую премию и двум переводчикам (на французский и немецкий языки) премированного труда. 300 тысяч рублей А. пожертвовал Новгородскому корпусу для воспитания из процентов с этого капитала бедных дворян Новгородской и Тверской губерний. Село Грузино также перешло к Новгородскому корпусу, получившему тогда название Аракчеевского (нынешний Нижегородский). Детей-наследников у А. не было. - Обширный материал для характеристики А. собран в *Русской Старине* (1870 - 1890 годы), *Русском Архиве* (1866 год, № 6 - 7; 1868 год, № 2 и 6; 1872 год, № 10; 1876 год, № 4; 1880 год, № 3; 1893 год, № 2); *Древней и Новой России* (1875, № 1 - 6 и 10), *Чтениях Общества Истории и Древностей Российских*, 1858, кн. I, *Сборнике Императорского Русского Исторического Общества*, тт. 73 и 78, *Историческом Вестнике* 1908 год, май. - См. Ратч , *Биография Аракчеева* (*Военный Сборник*, 1861 год); Булгарин, *Поездка в Грузино* (СПб., 1861); Глебов, *Слово об А.* (*Военный Сборник*, 1861 год); *Граф А. и военные поселения, 1809 - 1831 годы* (изд. *Русской Старины*, СПб., 1871); Шильдер , *Император Александр I*; Середонин , *Исторический обзор деятельности комитета министров* (СПб., 1902, т. I); Довнар-Запольский , *Идеалы декабристов* (М., 1907); *Военная Энциклопедия*, изд. Сытина; *Русский Биографический Словарь*, т. II. Об отношениях А. к императору Александру - статьи Кизеветтера в *Русской Мысли* (1910 - 1911). О премии А. см. *Сборник сведений о премиях и наградах, раздаваемых Императорской Академией Наук* (СПб., 1903). Б. Р. См. также статьи: Аберда Николай Николаевич ; Александр I ; Аракчеевы ; Батенков Гавриил Степанович (Батеньков) ; Брадке Егор Федорович ; Булгарин Фаддей Венедиктович ; Вигель Филипп Филиппович ; Волынские (русский дворянский род) ; Геце Петр Отто (фон Goetze) ; Гурьев Дмитрий Александрович ; Жиркевич Иван Степанович ; Завалишин Дмитрий Иринархович ; Закревский Арсений Андреевич ; Капцевич Петр Михайлович ; Карамзин Николай Михайлович ; Карелин Григорий Силич ; Киселев Павел Дмитриевич ; Клейнмихель Петр Андреевич ; Кочубей Виктор Павлович ; Кутлубицкий Николай Осипович ; Магницкий Михаил Леонтьевич ; Маевский Сергей Иванович ; Марченко Василий Романович ; Меншиков Александр Сергеевич ; Милонов Михаил Васильевич ; Николай I ; Павел Петрович (император Всероссийский) ; Пыпин Александр Николаевич ; Россия, разд. Империя в XIX веке ; Россия, разд. История русской литературы (XVIII век и первая половина XIX века) ; Россия, разд. Современное состояние войск ; Рылеев Кондратий Федорович ; Сперанский Михаил Михайлович ; Филарет (в миру Василий Михайлович Дроздов) ; Фотий (в миру Петр Никитич Спасский) ; Хвостов Дмитрий Иванович ; Шервуд-Верный Иван Васильевич ; Штейнгель Владимир Иванович (Штейнгейль) .... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

Аракчеев, Алексей Андреевич, граф. Родился 23 сентября 1769 года в имении своего отца, отставного военного и владельца 20 душ крестьян в Бежецком уезде, Тверской губернии. Отец А., человек мягкий и слабохарактерный, не входил в воспитание сына, и характер А. складывался под влиянием матери, Елизаветы Андреевны Витлицкой, женщины педантичной, сухой и жестокой. Обучившись у сельского дьячка грамоте и арифметике, А. был отдан в СПб. шляхетный артиллерийский и инженерный кадетский корпус, где у него оказались способности и вкус к математическим наукам. Успехи в ученье, наряду с примерной исполнительностью, обратили на А. внимание начальства и создали ему привилегированное положение среди товарищей. С 15-летнего возраста он помогал корпусным офицерам в обучении кадет фронту, следил за порядком и т. п. Товарищи не любили его за жестокое обращение. Еще не кончившему курс А. начальник корпуса П.И. Мелиссино писал (4 апреля 1787 года), что он "властен посещать классы или заниматься у себя" и сам может составить себе план наук. Тем же Мелиссино А. (офицер с 1787 года) был рекомендован графу Н.И. Салтыкову , который пригласил его преподавать артиллерию и фортификацию своим сыновьям; кроме того, А. преподавал арифметику и геометрию в корпусе. Когда наследник престола, Павел Петрович , обратился к Салтыкову с требованием дать ему расторопного артиллерийского офицера, Салтыков указал ему на А., отрекомендовав его с лучшей стороны. А. переходит в гатчинское войско и скоро завоевывает симпатии Павла Петровича беспрекословною исполнительностью и насаждением внешней дисциплины; рвение А. доходило до того, что у солдат оказывались иногда вырванными усы, откушенным ухо и т. п. А. был назначен комендантом Гатчины и исполнял обязанности начальника сухопутных войск наследника. С восшествием на престол Павла I (6 ноября 1796 года) А. переходит в Петербург; 7 ноября назначается петербургским комендантом, 8 - производится в генерал-майоры, 9 - в майоры Преображенского полка, 12 получает орден св. Анны 1-й степени, 13 ему поручается надзор за тактическим классом, учрежденным во дворце для штаб- и обер-офицеров.5 апреля 1797 года ему пожаловано баронское достоинство. Император Павел подарил А. 2000 душ крестьян, предоставив ему выбрать губернию. Таким образом, ему досталось село Грузино, Новгородской губернии, ставшее впоследствии историческим памятником Аракчеевщины. 18 марта 1798 года А. был отставлен от службы с произведением в генерал-лейтенанты, вследствие беспорядков в роченсальмских артиллерийских ротах и дошедших до Павла жалоб на проявленную им жестокость. Скоро, однако, Павел вернул (22 декабря 1798 года) А. на службу, назначив его генерал-квартирмейстером; 4 января 1799 года А. был назначен командиром гвардии артиллерийского батальона и инспектором всей артиллерии; 5 мая пожалован графом Российской империи. Мелкий, но чрезвычайно характерный для А. факт повлек за собой вторичную его отставку. В арсенале случилась мелкая кража, когда караул там держал брат А.; А. доложил Павлу, что караул держал другой офицер, и весь гнев Павла грозил обрушиться на невинного. Обман открылся благодаря Кутайсову, и А. немедленно (1 октября 1799 года) был отставлен от службы, с воспрещением въезда в столицу. Цареубийство 11 марта 1801 года произошло, когда А. в Петербурге не было; рассказывают, что А., вызванный Павлом, не был допущен в город заговорщиками, имевшими основание бояться его появления там в этот день. Первые годы нового царствования (эпоха "Интимного Комитета") А. проводил по-прежнему в отставке, но 26 апреля 1803 года император Александр собственноручной запиской вызвал его в Петербург, а 14 мая последовал приказ о назначении его опять инспектором всей артиллерии и командиром гвардии артиллерийского батальона. Симпатии Александра к А. сложились еще в пору гатчинских плац-парадов и оказались едва ли не единственными, которым Александр оставался верен до конца жизни. Опала А. в 1799 году вызвала всеобщее удовольствие среди офицеров; Александр же поспешил письменно выразить А. свое сочувствие. Возвращая А. на службу в Петербург, император приобретал человека лично, как он думал, ему - и только ему - преданного, готового исполнить все, что от него потребуют, не стесняясь средствами. Пристрастие А. к военной муштре как нельзя больше отвечало вкусам самого Александра и делало А. незаменимым. В 1805 году А. находился в свите государя под Аустерлицем, но попытка Александра предложить ему начальство над одною из колонн в сражении привела А. в большое волнение: он отказался от этой чести, ссылаясь на "раздражительность нервов". С тех пор А. не появлялся в черте выстрелов, даже в императорской свите. Тем не менее, заграничные кампании 1805 - 6 годов послужили к возвышению А. Александр остался доволен одной только артиллерией: 14 декабря 1807 года предписано было "объявляемые А. Высочайшие повеления считать именными нашими указами". 13 января 1808 года А. назначен военным министром. Он потребовал устранения от доклада по военным делам генерал-адъютанта графа Ливена, передачи военно-походной канцелярии в его распоряжение и подчинения главнокомандующих армиями его приказаниям. Тогда же он был назначен генерал-инспектором всей пехоты и кавалерии. Недовольный ходом войны со Швецией и медлительностью главнокомандующего армией Кнорринга , Александр послал (февраль 1809 год) в Финляндию А., предоставив ему "власть неограниченную во всей Финляндии". Его пребывание там сопровождалось рядом военных успехов, и Александр прислал А. орден Андрея Первозванного, который он сам носил. А., имевший обыкновение записывать все замечательные для него события на листках, вклеенных в Евангелие, отметил на одном из них, что он "упросил государя взять орден обратно, что и было милостиво исполнено". Компенсацией послужил рескрипт, предписывавший войскам "отдавать Аракчееву следующие ему почести и в местах высочайшего пребывания". Во время управления А. министерством были изданы новые правила и положения по разным частям военной администрации, упрощена и сокращена переписка, учреждены запасные рекрутские депо и учебные батальоны; артиллерии была дана новая организация, приняты меры к повышению уровня специального образования офицеров, упорядочена материальная часть. По признанию военных историков, здесь А. удалось достигнуть положительных результатов, обнаружившихся в войнах 1812 - 1814 годов. В 1809 году, когда высокое положение А. и доверие к нему Александра I стояли вне всякого сомнения (А., например, один знал о подготовке Сперанским указа о чинах гражданских и не преминул своевременно выхлопотать для некоторых из своих приближенных заветные чины), А., обиженный тем, что проект преобразования государственного совета, составленный Сперанским, рассматривался императором без его ведома и был сообщен ему только почти накануне обнародования, поставил вопрос о своей отставке. Он написал Александру (24 декабря) язвительное письмо, в котором заявлял, что после прочтения этого проекта ему остается "только сообразить свои собственные познания с разумом сих мудрых постановлений" и уволиться от звания министра. Александр выразил ему письменно свое удивление, что человек, "столь часто твердивший ему о своей привязанности", предпочитает "личное честолюбие, мнимо тронутое", пользе Империи, и отложил вопрос об отставке до личного свидания. А. настоял на своем и, по предложению Александра, выбрал для себя председательство в военном департаменте государственного совета, говоря, что "лучше сам будет дядькой, нежели над собой иметь дядьку". Назначение это состоялось 1 января 1810 года; конфликт разрешился благополучно для А., но он не мог простить Сперанскому предпочтения, выказанного ему Александром. Тогда же А. было дано право присутствовать в комитете министров и Сенате. 14 июня 1812 года, когда Александру, ввиду приближения Наполеона, пришлось поспешно покинуть Вильну, А. опять был призван к управлению военными делами; "с оного числа, - по словам А., - вся французская война шла через мои руки, все тайные повеления, донесения и собственноручные повеления государя". В течение войны А. почти неотлучно находился при государе, который еще больше к нему привязался. С окончанием войны А. был уволен в отпуск "для поправления здоровья". 6 августа 1814 года Александр вызвал А. из Грузина в Петербург. "Пора нам за дело приниматься, и я жду тебя с нетерпением", писал он А. На первых порах А. было поручено принимать через особый комитет просьбы о вспомоществовании пострадавших в войнах генералов и офицеров (18 августа). Фактически круг ведения А. был очень широк: все дела государственного управления рассматривались и приготовлялись к докладу А. Бывало так, что Александр принимал с докладами одного только А., через которого восходили к государю представления всех министров и даже мнения государственного совета. Тяжелы были унижения, которым приходилось подвергаться всем имевшим до него дело. 24 декабря 1815 года государь, недовольный ходом дел в комитете министров, официально поручил А. доклад и надзор по этим делам. Решения государя по представлениям комитета, снабженным карандашными пометками А., были большей частью прямыми утвердительными ответами на эти пометы. В 1818 году (26 августа) в ведение А. перешла и канцелярия комитета, чем открывалась возможность прямого воздействия А. на самые комитетские постановления. В делопроизводстве ее А. ввел строгий порядок. Такое положение А. вызвало было (1818) протест в заседании комитета (правда, очень нерешительный) со стороны министра финансов графа Гурьева , но это ни к чему не привело. Наконец, с 15 мая 1824 года, когда архимандриту Фотию , при поддержке А., удалось свергнуть министра духовных дел князя А.Н. Голицына , доклады обер-прокурора по синодальным делам должны были восходить до государя через А., сыгравшего в этой истории роль "Георгия Победоносца", по выражению архимандрита Фотия. Наряду с общим надзором за внутренним управлением, А. взялся за осуществление идеи военных поселений, которая еще с 1810 года занимала Александра. Статья генерала Сервана "Sur les forces frontieres des etats", привлекшая тогда внимание государя, была переведена на русский язык специально для А., не знавшего языков - "истиннорусского неученого дворянина" (слова А.). По преданию, не поддающемуся проверке, А. отнесся несочувственно к этой идее и отказался от проведения ее в жизнь. Как бы то ни было, письмо Александра (28 июня 1810 года), в котором он поручал устройство военных поселений исключительно попечению А., привело А. в восторг, о чем он и поспешил известить государя. К широкому насаждению военных поселений было приступлено в 1815 году. Сообразуясь со словами Александра, что поселения "будут во что бы то ни стало, хотя бы пришлось уложить трупами дорогу от Петербурга до Чудова", А. повел дело круто, не обращая внимания на ропот народа, жестоко подавляя открытые бунты поселенных. Внешняя сторона поселений была доведена до образцового порядка, цену которого прекрасно сознавал А.: обширная переписка его с Александром полна уверений, что учреждение такого-то поселения прошло "дал Бог, благополучно и мирно" - в очевидном предположении, что "поселенная" затея должна вызывать протесты со стороны ее жертв. Вся эта реформа (к концу царствования треть армии была "поселена") была проведена помимо высших государственных установлений, единолично А., и настолько увлекла Александра, что А. не находил лучшего случая растрогать его, как извещать, например, о том, что день рождения Его Величества он праздновал смотром военного поселения и возносил молитвы о здравии автора столь благодетельной для народа мысли. Стало даже особым признаком благонадежности посетить место трудов графа; Сперанскому, например, пришлось писать брошюру о поселениях, любезно демонстрированных ему А. Кладя основание, таким путем, новой формы крепостного состояния, А. оказался, вместе с тем, автором проекта освобождения помещичьих крестьян, составленного им по поручению Александра в 1818 году, при оговорке, чтобы проект не заключал никаких стеснительных для помещиков мер, и чтобы эти меры не представляли ничего насильственного со стороны правительства. Проект А. предполагал выкуп крестьян и дворовых или по добровольным условиям, если бы помещики пожелали продать свои имения в полном составе, или на основании особых правил, если бы вместе с крестьянами продавалась часть земли. Помещик мог требовать покупки у него крестьян с наделом до 2 десятин на душу, причем оценка земли принадлежала местной дворянской комиссии. Для приобретения имений отпускалось бы 5 миллионов рублей ежегодно; за отсутствием же денег казначейство выпускало бы особые билеты, приносящие 5% доход. Интересы дворянства ограждались, по мнению А., тем, что оно получало наличный капитал для уплаты долгов и развития хозяйства на оставшихся свободных землях, которые будут отдаваться в аренду необеспеченным двухдесятинным наделом крестьянам по какой угодно цене. Проект этот остался не осуществленным, совпав с политическими смутами в южной Европе и с изменением настроения Александра. Между тем, в вотчине самого А. господствовали жестокие крепостные порядки. "Заботливость" А. о благосостоянии своих крестьян принимала своеобразные формы: все было определено письменными регламентами, нарушение коих строго каралось. Дома в деревне выстроены были по однообразному плану; во избежание грязи на улицах крестьянам запрещено держать свиней; издано положение о метелках для подметания улиц, о занавесках на кроватях, об окраске крыш, об обязанностях каждого члена крестьянской семьи и т. п. Был издан приказ, по которому "всякая баба должна ежегодно рожать, и лучше сына, чем дочь"; за дочь - штраф, за выкидыш - штраф, а если вовсе не родит - десять аршин холста. 1 января ежегодно А. представлялись списки неженатых и незамужних, и делались пометы, кого и на ком женить. За поведением крестьян установлено было тайное наблюдение. Строгая система телесных наказаний, созданная А., увенчивалась "нравственной" карой: наказанный должен был писать графу покаянное письмо, с обещанием исправиться. Тяжесть существования крестьян под рукою А. еще усугублялась царившей (с 1800 года) в Грузине любовницей А., Настасьей Минкиной. Годами копившееся против нее раздражение разрешилось 10 сентября 1825 года: ее убили дворовые. А. в бешенстве прискакал в Грузино и с неистовой жестокостью расправился с "виновными". О впечатлении, произведенном на него этим происшествием, можно судить не только по отчаянным письмам, которые он писал в Таганрог Александру, но и по тому, что позволил себе такой формалист и "верный слуга" государя на другой день после убийства: он сам назначил себе заместителей по корпусу военных поселений (генерала Эйлерта) и по комитету министров (статс-секретаря Муравьева). По мнению современника, только исключительным расположением Александра можно объяснить, что эти "непозволительные" распоряжения прошли А. даром. Известный доносчик по делу о заговоре тайных обществ, Шервуд , пишет, что курьер, который должен был получить от него важные сведения для представления их А., опоздал в место свидания на несколько дней потому, что А. (это было 20 сентября) "был как помешанный". До самой смерти Александра I (19 ноября 1825 года) А. не возвращался к делам, ссылаясь на "тяжкое расстройство здоровья". Это не помешало ему 30 ноября, по принесении присяги императору Константину , донести последнему, что, "получа облегчение от болезни", он "вступил в командование отдельным корпусом военных поселений". Намерение вернуться к делам, заявленное А. с такой поспешностью в Варшаве, не осуществилось благодаря собственной же его бестактности в Петербурге, которая навсегда преградила ему дорогу в новое царствование. 12 декабря 1825 года великий князь Николай Павлович , готовый уже вступить на престол, писал Дибичу : "Третьего дня видел в первый раз графа А. Он мне упомянул об этом деле (о заговоре), не зная, на чем оно остановилось (Шервуд начал свои доносы через А.), и говоря про оное, потому что полагает его весьма важным. Я тогда же сообщил об этом Милорадовичу, который хотел видеться с А.; но как граф принял за правило никого у себя и нигде не видеть, даже и по службе, то и не пустил к себе Милорадовича, хотя он и велел сказать, что он от меня". 20 декабря 1825 года последовало увольнение А. от заведования делами комитета министров. А. сохранил только звание члена государственного совета и отправился путешествовать за границу (издал там собрание писем к нему Александра I). По возвращении из-за границы жил в Грузине, где устроил себе обстановку, долженствовавшую напоминать ему его "благодетеля": соорудил перед церковью бронзовый памятник Александра I, заказал за границей часы с его бюстом, с музыкой, которая играет раз в день, в 11 часов дня (время, когда Александр скончался), молитву "Со святыми упокой". 21 апреля 1834 года А. скончался и был похоронен в церкви Грузина. В 1833 году он внес в государственный заемный банк 50 тысяч рублей ассигнациями с тем, чтобы эта сумма оставалась в банке 93 года неприкосновенною со всеми процентами: 3/4 из этого капитала предназначаются тому, кто напишет к 1925 году на русском языке лучшую историю царствования императора Александра I, остальная 1/4 капитала идет на издание этого труда, на вторую премию и двум переводчикам (на французский и немецкий языки) премированного труда. 300 тысяч рублей А. пожертвовал Новгородскому корпусу для воспитания из процентов с этого капитала бедных дворян Новгородской и Тверской губерний. Село Грузино также перешло к Новгородскому корпусу, получившему тогда название Аракчеевского (нынешний Нижегородский). Детей-наследников у А. не было. - Обширный материал для характеристики А. собран в "Русской Старине" (1870 - 1890 годы), "Русском Архиве" (1866 год, № 6 - 7; 1868 год, № 2 и 6; 1872 год, № 10; 1876 год, № 4; 1880 год, № 3; 1893 год, № 2); "Древней и Новой России" (1875, № 1 - 6 и 10), "Чтениях Общества Истории и Древностей Российских", 1858, кн. I, "Сборнике Императорского Русского Исторического Общества", тт. 73 и 78, "Историческом Вестнике" 1908 год, май. - См. Ратч , "Биография Аракчеева" ("Военный Сборник", 1861 год); Булгарин, "Поездка в Грузино" (СПб., 1861); Глебов, "Слово об А." ("Военный Сборник", 1861 год); "Граф А. и военные поселения, 1809 - 1831 годы" (изд. "Русской Старины", СПб., 1871); Шильдер , "Император Александр I"; Середонин , "Исторический обзор деятельности комитета министров" (СПб., 1902, т. I); Довнар-Запольский , "Идеалы декабристов" (М., 1907); "Военная Энциклопедия", изд. Сытина; "Русский Биографический Словарь", т. II. Об отношениях А. к императору Александру - статьи Кизеветтера в "Русской Мысли" (1910 - 1911). О премии А. см. "Сборник сведений о премиях и наградах, раздаваемых Императорской Академией Наук" (СПб., 1903). Б. Р.<br>... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

Начальник Свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части, генерал-квартирмейстер (ноябрь 1796 — февраль 1798, декабрь 1798 — март 179... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

АРАКЧЕЕВ Алексей Андреевич [23.9(4.10).1769, с. Гарусово Новгородской губ. — 21.4(3.5).1834, с. Грузино Новгородской губ.], государственный и военный ... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

1769-1834 гг.) - российский государственный и военный деятель, генерал от артиллерии (1807 г.). Родился в семье небогатого помещика. В 1787 г. окончил Шляхетский артиллерийский и инженерный корпус, был оставлен при нем преподавателем математики. В 1791-1792 гг. старший адъютант директора корпуса и преподаватель в семье Н.И. Салтыкова, по рекомендации которого в 1792 г. назначается командиром пехотного батальона, командир артиллерии, с 1796 г. - инспектор артиллерии, затем и пехоты всего Гатчинского войска наследника престола Павла Петровича (Павла I). Ревностным отношением к делу А.А. Аракчеев обратил на себя внимание Павла I. В 1796 г. - комендант Петербурга. В 1797-1799 г. - командир лейб-гвардии Преображенского полка и генерал-квартирмейстер всей армии, с 1799 г. - инспектор всей артиллерии. Дважды - 1798 и 1799 гг. - увольнялся со службы. В 1803 г. Александр I восстановил его в должности инспектора артиллерии. В 1807 г. назначен был состоять при императоре с правом издавать указы от его имени по артиллерийской части. За 5 лет пребывания на этом посту А.А. Аракчеев провел важные мероприятия по реорганизации и оснащению артиллерии. В 1808 г. он назначается военным министром и генерал-инспектором всей артиллерии (до 1819 г.). За это время А.А. Аракчееву удалось создать жесткую систему централизации в руководстве органами высшего военного управления. А.А. Аракчеев подчинил себе военно-походную канцелярию императора, ввел должность дежурного генерала, образовал Инженерную экспедицию, все крепости России были разделены на 10 округов, подчиненные окружным командирам. Во время русско-шведской войны 1808-1809 гг. А.А. Аракчеев лично руководил снабжением действующей армии всем необходимым. В 1810 г. он был освобожден от должности военного министра и назначен председателем департамента военных дел при Государственном совете, сопровождал Александра I в его поездках в ходе Отечественной войны 1812 г. Участия в боевых действиях не принимал, поэтому отказался от звания генерал-фельдмаршала (1814 г.). С 1815 г. фактически руководил Государственным советом, Комитетом министров, Собственной его императорского величества канцелярией, стал единственным докладчиком императору по большинству министерств и ведомств исполнял приказания только императора Александра I. В 1815 г. начал создавать военные поселения, с 1819 г. - начальник над всеми военными поселениями. В 1818 г. по поручению императора участвовал в разработке проекта по освобождению крестьян. На его гербе начертано "Без лести предан". Его преданность двум императорам - Павлу I и его сыну Александру I - стала легендарной. Когда был задушен Павел I, рыдал как ребенок; рубашку, однажды подаренную ему Александром I, хранил всю жизнь. В 1826 г. уволен в отпуск по болезни и выехал в Карлсбад. После возвращения в Россию жил в своем имении Грузино, занимался устройством хозяйства в Грузино: открыл там госпиталь и Крестьянский заемный банк. После его смерти его имение и капитал в размере 1,5 млн. руб. были переданы Новгородскому (Нижегородскому) кадетскому корпусу, получившего название Аракчеевского. В дореволюционной и советской историографии под влиянием отрицательного отношения современников к личности А.А. Аракчеева сложилась негативная оценка его личности и деятельности. В настоящее время в связи с углубленным изучением истории военных поселений оценки А.А. Аракчеева начали меняться.... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

(1769—1834) российский государственный и военный деятель, барон (1797), граф (1799). Службу начал в 1791 г. при дворе Павла I в Гатчине и своей распорядительностью снискал его расположение. После восшествия Павла I на престол в 1796 г. произведен в генерал-майоры, назначен комендантом Петербурга, затем — генерал-квартирмейстером с правом «отдавать распоряжения по армии» от имени императора. Однако в 1798 и 1799 гг. дважды впадал в немилость и отстранялся от службы. С 1803 г. инспектор артиллерии, провел реорганизацию русской артиллерии и модернизацию ее материально-технической части. В 1808 г. был назначен министром военно-сухопутных сил и генерал-инспектором пехоты и артиллерии. Участвовал в Русско-шведской войне 1808—1809 гг. (вместе с П. И. Багратионом убедил М. Б. Барклая-де-Толли и главнокомандующего армией генерала Б. В. Кноррипга перейти Ботнический залив по льду для удара по территории Швеции). Из-за разногласий с М. М. Сперанским 1 января 1810 г. вышел в отставку, но уже 18 января возвращен на службу и назначен пред. Департамента военных дел Государственного совета, членом Комитета министров и сенатором. В 1812 г. неотлучно находился при Александре /, фактически выполняя обязанности начальника Главного штаба. С 1815 г. сосредоточил в своих руках руководство Государственным советом, Комитетом министров и Собственной Его Императорского Величества канцелярией. Был единственным докладчиком царю по большинству ведомств. Стал проводником крайне реакционной политики, получившей название «аракчеевщина». С 1810 г. — организатор и главный начальник (1819) военных поселений. В 1818 г. по поручению императора разработал проект освобождения крепостных крестьян (за постепенный выкуп небольших наделов с выплатой их стоимости в государственную казну). 19 декабря 1825 г. Николай I отправил его в отпуск «по болезни» (уехал за границу). В 1826 г. вернулся в Россию и получил полную отставку.... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

Аракчеев Алексей Андреевич [23.9.(4.10).1769, Новгородской губернии, ‒ 21.4.(3.5).1834, с. Грузино Новгородской губернии), генерал от артиллерии (1807)... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

АРАКЧЕЕВ Алексей Андреевич (1769-1834) - российский государственный и военный деятель, граф (1799), генерал от артиллерии (1807). С 1808-10 военный министр, провел реорганизацию артиллерии; с 1810 председатель Департамента военных дел Государственного совета. В 1815-25 наиболее доверенное лицо императора Александра I, осуществлял его внутреннюю политику; организатор и главный начальник военных поселений.АРАКЧЕЕВ Алексей Андреевич АРАЛИЯ - род растений семейства аралиевых. Деревья, кустарники, высокие многолетние травы. Ок. 35 видов, в тропиках и субтропиках Северного полушария; в России 3-5 видов, на Дальнем Востоке. Аралия маньчжурская - лекарственное растение (препараты из корней обладают тонизирующим действием). Многие - декоративные растения. Аралией называют также комнатное растение рода фатсия.<br>... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

(1769-1834), граф (1799), государственный и военный деятель, генерал от артиллерии (1807). Фаворит императора Павла I, с 1796 комендант С.-Петербурга, в 1797-99 генерал-квартирмейстер всей армии, в 1799 и с 1803 инспектор артиллерии, провел ее реорганизацию. В 1808-10 военный министр, с 1810 председатель Департамента военных дел Государственного совета. В 1815-25 доверенное лицо императора Александра I, единственный докладчик по большинству ведомств. С 1819 главный начальник над военными поселениями (в 1821-26 главный начальник Отдельного корпуса военных поселений). По повелению Александра I разработал проект освобождения крестьян (1818, не осуществлен). С 1826 жил главным образом в своем имении.... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

1769-1834), граф (1799), государственный и военный деятель, генерал от артиллерии (1807). Фаворит императора Павла I, с 1796 комендант С.-Петербурга, в 1797-99 генерал-квартирмейстер всей армии, в 1799 и с 1803 инспектор артиллерии, провел ее реорганизацию. В 1808-10 военный министр, с 1810 председатель Департамента военных дел Государственного совета. В 1815-25 доверенное лицо императора Александра I, единственный докладчик по большинству ведомств. С 1819 главный начальник над военными поселениями (в 1821-26 главный начальник Отдельного корпуса военных поселений). По повелению Александра I разработал проект освобождения крестьян (1818, не осуществлен). С 1826 жил главным образом в своем имении.... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ

Аракчеев Алексей Андреевич (1769-1834) - граф, генерал от артиллерии, временщик при Павле I и военный министр при Александре I (в 1808-1876 гг.)

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ (17691834)

АРАКЧЕЕВ Алексей Андреевич (1769-1834), российский государственный и военный деятель, граф (1799), генерал от артиллерии (1807). С 1808-10 военный министр, провел реорганизацию артиллерии; с 1810 председатель Департамента военных дел Государственного совета. В 1815-25 наиболее доверенное лицо императора Александра I, осуществлял его внутреннюю политику; организатор и главный начальник военных поселений.АРАКЧЕЕВ Алексей Андреевич [23 сентября (4 октября) 1769, Тверская пров. Новгородской губернии - 21 апреля (3 мая) 1834, с. Грузино Тихвинского уезда Новгородской губернии], российский государственный и военный деятель, граф (1799).Начало карьерыИз небогатой дворянской семьи. С детских лет приучался к строгой дисциплине, упорному труду, бережливости, строгому соблюдению религиозных обрядов. В 1783 принят в Шляхетский артиллерийский и инженерный (впоследствии 2-й Кадетский) корпус, где проявил способности к военно-математическим наукам и по окончании которого (1787) в чине армейского поручика оставлен там преподавателем арифметики, геометрии и артиллерийского дела. Ведал также корпусной библиотекой. В 1788-90 во время русско-шведской войны обучал рекрутов артиллерийскому делу. В 1790 по рекомендации директора корпуса поступил репетитором в семью президента Военной коллегии Н. И. Салтыкова, не без содействия которого в 1792 принят в гатчинские войска наследника престола великого князя Павла Петровича (будущий император Павел I). Господствовавшие там "прусские" принципы военного воспитания Аракчеев претворял в жизнь с мелочным педантизмом и беспредельной жестокостью. За короткий срок он привел гатчинскую артиллерию в образцовый порядок, был назначен инспектором не только артиллерии, но и пехоты, стал управлять хозяйственной частью и фактически гатчинскими войсками. В июле 1796 был произведен в чин полковника.Возвышение и опала при Павле IВхождение в круг "малого двора" стало переломной вехой в жизни Аракчеева. Своей исполнительностью и безмерной личной преданностью он снискал неограниченное доверие Павла и с его воцарением был произведен в генерал-майоры, назначен комендантом Петербурга. Аракчееву была пожалована богатая вотчина в Новгородской губернии - единственный дар, принятый им в течение всей службы. В апреле 1797 Аракчеев был назначен командиром лейб-гвардии Преображенского полка и поставлен во главе свиты императора с определением генерал-квартирмейстером всей русской армии и начальником Главного штаба. В январе 1798 он был также назначен инспектором всей русской артиллерии. Аракчеев немало способствовал укреплению боеспособности и наведению порядка в армии, что в войсках, особенно в гвардейских, сопровождалось насаждением палочной муштры. При дворе он, однако, держался отчужденно и свою карьеру (как позднее и при Александре I) связывал исключительно с покровительством императора. Однако даже ему не удалось избежать опалы. В 1798 Аракчеев был удален от службы, а в 1799 фактически сослан в свое новгородское имение. Павел I, за несколько дней до своей гибели заподозривший заговор, намеревался вернуть Аракчеева в Петербург, что, по мнению некоторых историков, могло бы предотвратить переворот 11 марта 1801, но глава заговорщиков П. А. Пален помешал этому. Только спустя два года после вступления на престол нового императора Александра I Аракчеев был восстановлен в должности инспектора всей артиллерии, с чего началось его новое возвышение.Новое возвышение. Реформы в армии Летом 1807 он был произведен в генералы от артиллерии, а в декабре того же года ему было велено состоять при императоре с правом объявлять высочайшие указы по артиллерии. В 1808 Аракчеев был назначен министром военно-сухопутных сил с подчинением ему Военно-походной канцелярии императора и фельдъегерского корпуса. Одновременно он становится сенатором. В знак его особых заслуг Ростовский мушкетерский полк был переименован в Гренадерский графа Аракчеева полк. Зимой 1809 он сыграл важную роль в активизации боевых действий в Финляндской кампании, настояв на переходе русских войск по льду Ботнического залива к шведским берегам.Аракчеев начал общее переустройство русской армии (комплектование и обучение строевого состава, учреждение рекрутского депо, введение дивизионной организации, должности дежурного генерала и т. д.), но наиболее плодотворными были его преобразования в артиллерии. Сведенная в роты и батареи, артиллерия выделялась в самостоятельный род войск, размер лафетов и калибры орудий уменьшены. Была усовершенствована технология изготовления оружия, боеприпасов, стала более эффективной деятельность арсеналов. Кроме того, был основан Артиллерийский комитет, стал выходить "Артиллерийский журнал".Выдвижение на передний план политической жизни М. М. Сперанского и подготовка планов государственных реформ за спиной Аракчеева вынудили его подать в отставку. В 1810 он был назначен председателем Военного департамента вновь учрежденного Государственного совета, а его пост Военного министра занял М. Б. Барклай де Толли.Охранитель - государственник Но осенью 1812 Аракчеев вновь был приближен к императору, что было связано с острым недовольством царя неудачами в войне с Наполеоном и падением императорского престижа в обществе. Аракчееву было поручено формирование ополчения и артиллерийских полков, он вновь получил право объявлять именные указы. В послевоенное время, когда во внутренней политике Александра I усилились охранительно-реакционные тенденции, Аракчеев стал фактически вторым лицом после императора в управлении страной, сосредоточив в своих руках необъятную власть. С 1815 он сумел подчинить себе Государственный совет, Комитет министров, собственную Его Императорского Величества канцелярию. Являясь единственным докладчиком царю по всем текущим вопросам, тем не менее Аракчеев оставался лишь добросовестным исполнителем воли царя и его самых сокровенных замыслов, будь то создание военных поселений (с 1819 Аракчеев - начальник штаба над военными поселениями, а в 1821-26 - главный начальник Отдельного корпуса военных поселений) или участие в разработке планов освобождения крестьян. В 1818 Аракчеев составил секретный проект выкупа казной помещичьих имений "по добровольно установленным ценам", чтобы "содействовать правительству в уничтожении крепостного состояния людей в России". Проект не получил никакого движения, но предвосхитил идеи, реализованные впоследствии реформой 1861 г.Смерть Александра I оборвала карьеру Аракчеева. 20 декабря 1825 он был освобожден неблаговолившим к нему Николаем I от дел Комитета министров и исключен из состава Государственного совета, а в 1826 отстранен от начальства над военными поселениями. Аракчеев уехал за границу и самовольно выпустил там издание конфиденциальных писем к нему Александра I, вызвавшее скандал в российском обществе и правительственных кругах. По возвращении в Россию Аракчеев жил в своем имении Грузино, занимаясь его благоустройством.На окружающих личность Аракчеева производила отталкивающее впечатление крутым нравом, грубым произволом, холопской угодливостью перед престолом в сочетании с высокомерным презрением ко всем нижестоящим. Крупный военный администратор, он не участвовал ни в одном сражении. При скудости образования Аракчеев был наделен здравым практическим умом, находил верные решения в сложных ситуациях, отличался честностью, боролся со взяточничеством, выше всего ставил интересы казны, хотя нередко руководствовался не государственными интересами, а амбициями царедворца. Его непомерное тщеславие находило удовлетворение в безраздельном расположении к нему самодержца, малейшее же возвышение какой-либо иной сановной фигуры воспринималось им со злопамятной ревностью. В глазах современников и потомков Аракчеев олицетворял собой наиболее мрачные стороны александровского царствования.Литература:Ратч В. Ф. Сведения о графе Аракчееве. СПб., 1864.Кизеветтер А. А. Император Александр I и Аракчеев // Кизеветтер А. А. Исторические очерки. М., 1912.Ячменихин К. М. А. А. Аракчеев // Вопросы истории. 1991. № 12.Томсинов В. А. Временщик (А. А. Аракчеев). М., 1996.А. Г. Тартаковский... смотреть

АРАКЧЕЕВ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ (17691834)

АРАКЧЕЕВ Алексей Андреевич (1769-1834) , российский государственный и военный деятель, граф (1799), генерал от артиллерии (1807). С 1808-10 военный министр, провел реорганизацию артиллерии; с 1810 председатель Департамента военных дел Государственного совета. В 1815-25 наиболее доверенное лицо императора Александра I, осуществлял его внутреннюю политику; организатор и главный начальник военных поселений.АРАКЧЕЕВ Алексей Андреевич [23 сентября (4 октября) 1769, Тверская пров. Новгородской губернии - 21 апреля (3 мая) 1834, с. Грузино Тихвинского уезда Новгородской губернии], российский государственный и военный деятель, граф (1799).Начало карьерыИз небогатой дворянской семьи. С детских лет приучался к строгой дисциплине, упорному труду, бережливости, строгому соблюдению религиозных обрядов. В 1783 принят в Шляхетский артиллерийский и инженерный (впоследствии 2-й Кадетский) корпус, где проявил способности к военно-математическим наукам и по окончании которого (1787) в чине армейского поручика оставлен там преподавателем арифметики, геометрии и артиллерийского дела. Ведал также корпусной библиотекой. В 1788-90 во время русско-шведской войны обучал рекрутов артиллерийскому делу. В 1790 по рекомендации директора корпуса поступил репетитором в семью президента Военной коллегии Н. И. Салтыкова, не без содействия которого в 1792 принят в гатчинские войска наследника престола великого князя Павла Петровича (будущий император Павел I). Господствовавшие там "прусские" принципы военного воспитания Аракчеев претворял в жизнь с мелочным педантизмом и беспредельной жестокостью. За короткий срок он привел гатчинскую артиллерию в образцовый порядок, был назначен инспектором не только артиллерии, но и пехоты, стал управлять хозяйственной частью и фактически гатчинскими войсками. В июле 1796 был произведен в чин полковника.Возвышение и опала при Павле IВхождение в круг "малого двора" стало переломной вехой в жизни Аракчеева. Своей исполнительностью и безмерной личной преданностью он снискал неограниченное доверие Павла и с его воцарением был произведен в генерал-майоры, назначен комендантом Петербурга. Аракчееву была пожалована богатая вотчина в Новгородской губернии - единственный дар, принятый им в течение всей службы. В апреле 1797 Аракчеев был назначен командиром лейб-гвардии Преображенского полка и поставлен во главе свиты императора с определением генерал-квартирмейстером всей русской армии и начальником Главного штаба. В январе 1798 он был также назначен инспектором всей русской артиллерии. Аракчеев немало способствовал укреплению боеспособности и наведению порядка в армии, что в войсках, особенно в гвардейских, сопровождалось насаждением палочной муштры. При дворе он, однако, держался отчужденно и свою карьеру (как позднее и при Александре I) связывал исключительно с покровительством императора. Однако даже ему не удалось избежать опалы. В 1798 Аракчеев был удален от службы, а в 1799 фактически сослан в свое новгородское имение. Павел I, за несколько дней до своей гибели заподозривший заговор, намеревался вернуть Аракчеева в Петербург, что, по мнению некоторых историков, могло бы предотвратить переворот 11 марта 1801, но глава заговорщиков П. А. Пален помешал этому. Только спустя два года после вступления на престол нового императора Александра I Аракчеев был восстановлен в должности инспектора всей артиллерии, с чего началось его новое возвышение.Новое возвышение. Реформы в армии Летом 1807 он был произведен в генералы от артиллерии, а в декабре того же года ему было велено состоять при императоре с правом объявлять высочайшие указы по артиллерии. В 1808 Аракчеев был назначен министром военно-сухопутных сил с подчинением ему Военно-походной канцелярии императора и фельдъегерского корпуса. Одновременно он становится сенатором. В знак его особых заслуг Ростовский мушкетерский полк был переименован в Гренадерский графа Аракчеева полк. Зимой 1809 он сыграл важную роль в активизации боевых действий в Финляндской кампании, настояв на переходе русских войск по льду Ботнического залива к шведским берегам.Аракчеев начал общее переустройство русской армии (комплектование и обучение строевого состава, учреждение рекрутского депо, введение дивизионной организации, должности дежурного генерала и т. д.), но наиболее плодотворными были его преобразования в артиллерии. Сведенная в роты и батареи, артиллерия выделялась в самостоятельный род войск, размер лафетов и калибры орудий уменьшены. Была усовершенствована технология изготовления оружия, боеприпасов, стала более эффективной деятельность арсеналов. Кроме того, был основан Артиллерийский комитет, стал выходить "Артиллерийский журнал".Выдвижение на передний план политической жизни М. М. Сперанского и подготовка планов государственных реформ за спиной Аракчеева вынудили его подать в отставку. В 1810 он был назначен председателем Военного департамента вновь учрежденного Государственного совета, а его пост Военного министра занял М. Б. Барклай де Толли.Охранитель - государственник Но осенью 1812 Аракчеев вновь был приближен к императору, что было связано с острым недовольством царя неудачами в войне с Наполеоном и падением императорского престижа в обществе. Аракчееву было поручено формирование ополчения и артиллерийских полков, он вновь получил право объявлять именные указы. В послевоенное время, когда во внутренней политике Александра I усилились охранительно-реакционные тенденции, Аракчеев стал фактически вторым лицом после императора в управлении страной, сосредоточив в своих руках необъятную власть. С 1815 он сумел подчинить себе Государственный совет, Комитет министров, собственную Его Императорского Величества канцелярию. Являясь единственным докладчиком царю по всем текущим вопросам, тем не менее Аракчеев оставался лишь добросовестным исполнителем воли царя и его самых сокровенных замыслов, будь то создание военных поселений (с 1819 Аракчеев - начальник штаба над военными поселениями, а в 1821-26 - главный начальник Отдельного корпуса военных поселений) или участие в разработке планов освобождения крестьян. В 1818 Аракчеев составил секретный проект выкупа казной помещичьих имений "по добровольно установленным ценам", чтобы "содействовать правительству в уничтожении крепостного состояния людей в России". Проект не получил никакого движения, но предвосхитил идеи, реализованные впоследствии реформой 1861 г.Смерть Александра I оборвала карьеру Аракчеева. 20 декабря 1825 он был освобожден неблаговолившим к нему Николаем I от дел Комитета министров и исключен из состава Государственного совета, а в 1826 отстранен от начальства над военными поселениями. Аракчеев уехал за границу и самовольно выпустил там издание конфиденциальных писем к нему Александра I, вызвавшее скандал в российском обществе и правительственных кругах. По возвращении в Россию Аракчеев жил в своем имении Грузино, занимаясь его благоустройством.На окружающих личность Аракчеева производила отталкивающее впечатление крутым нравом, грубым произволом, холопской угодливостью перед престолом в сочетании с высокомерным презрением ко всем нижестоящим. Крупный военный администратор, он не участвовал ни в одном сражении. При скудости образования Аракчеев был наделен здравым практическим умом, находил верные решения в сложных ситуациях, отличался честностью, боролся со взяточничеством, выше всего ставил интересы казны, хотя нередко руководствовался не государственными интересами, а амбициями царедворца. Его непомерное тщеславие находило удовлетворение в безраздельном расположении к нему самодержца, малейшее же возвышение какой-либо иной сановной фигуры воспринималось им со злопамятной ревностью. В глазах современников и потомков Аракчеев олицетворял собой наиболее мрачные стороны александровского царствования.Литература:Ратч В. Ф. Сведения о графе Аракчееве. СПб., 1864.Кизеветтер А. А. Император Александр I и Аракчеев // Кизеветтер А. А. Исторические очерки. М., 1912.Ячменихин К. М. А. А. Аракчеев // Вопросы истории. 1991. № 12.Томсинов В. А. Временщик (А. А. Аракчеев). М., 1996.А. Г. Тартаковский ... смотреть

T: 112